Автобиография

Автобиография

Мой отец -  Мастер Дзокчен Шичен Байрочана, ныне люди обычно зовут его Байро Ринпоче. Моя мать - Келсанг Юдрон, общеизвестная как Маюмла, была родом из Лходрака (Южный Тибет). Они впервые повстречались там, когда моей матери было девятнадцать лет, и вновь встретились через три года в святом месте Гуру Падмасамбхавы, известном как Бейюл (Скрытая долина) на границе меж Тибетом и Бутаном.
Я родился в священном месте Гуру Падмасамбхавы, известном как Цо Пема (Ревалсар) Химачал Прадеш, когда мои родители были в паломничестве в Индии. Рождение произошло во время главной церемонии - ламских танцев - святого празднества, ганачакры, отмечающего рождение Гуру Падмасамбхавы, проходившего под руководством прошлого Е.С. Дуджом Еше Дордже, который был реализованным и  широко прославленным мастером своего времени. К сожалению, моя  память не в силах вернуться назад к тому моменту, когда я родился. Согласно сведениям, которые я почерпнул у других, это был один из этих редких, чудесных и незабываемых драгоценных дней, которые случаются только раз за долгое время.
Большинство великих реализованных мастеров Дзокчен, только что покинувших Тибет, присутствовали там, вместе с тысячами верующих и паломников изо всех уголков Гималаев, праздновали рождение Гуру Падмасамбхавы святыми танцами,  народными танцами юношей и девушек в  красочных костюмах, сопровождая грандиозным празднеством Ганачакры. Я, как вы могли бы сказать, горжусь рождением в этот особенный день, в этом особенном месте, с возвышенной поддержкой моих возлюбленных родителей. Мое имя Джигме Пема Вангчен было даровано святым Мастером Дуджом Еше Дордже вместе с традиционными поздравлениями и святым благословением. С тех пор я навсегда благословлен и полностью защищен им и Гуру Падмасамбхавой.


В возрасте четырех лет меня забрали в Дарджилинг, где расположен мой главный монастырь, в качестве перерождения 11-го Гьялванг Друкпы. Говорят, что я сразу же смог узнать некоторых из помощников, которые служили 11-му Друкпе, когда они пришли повидать меня. Но я уже не помню этих вещей. Однако я припоминаю, что сказал моим родителям за два дня до того, как покойный Туксе Ринпоче пришел повидать нас, что "скоро придет человек с белой бородой, чтобы забрать меня". Я действительно не знаю почему, но я также помню, что был очень счастлив, когда меня забрали в качестве перерождения вместе с покойным Туксе Ринпоче. Некоторые шутят, что это потому, что я был биологическим отцом покойного Туксе Ринпоче, и потому я, очевидно, был рад снова быть вместе со своим сыном, так как Туксе Ринпоче был единственным сыном 10-го Гьялванг Друкпа Ринпоче.
Каковы бы ни были причины, я чувствовал себя очень спокойно дома, когда был с Туксе Ринпоче, моим первым и глубочайшим духовным мастером,  опорой моих чувств. Меня не очень волнует, что заставило меня чувствовать так. Это прошлое, а суть состоит в том, что мне нужно заботиться о будущем и настоящем моменте, смогу ли я или нет практиковать так, как хотел, чтобы делал я, этот мастер. Тем не менее, я все еще верю, что было бы намного легче для моих родителей и особенно для меня, как  маленького ребенка, расти обычным способом.
Однако я прошел процесс обучения всем традиционным ритуалам, а также, начиная с шести лет, среди прочего заучивал тома буддийских духовных наставлений. Большая часть традиционных наук и заучивания была завершена к 13 годам. Мой самый сложный период жизни окончился. У меня было трудное воспитание между 5 и 13 годами. Традиционный способ воспитания ребенка совсем не легок. На самом деле, это совсем нелегкая задача протиснуть себя через узкую щель, но я рад, что смог пройти это. Я нахожу, что это принесло мне огромную, долго длящуюся пользу и обеспечило то, что я могу значительно ценить все оставшееся время моей жизни. 
Это не было похоже на детство многих современных детей, которые растут, как принцы или принцессы, а затем проводят остаток своих жизней подобно попрошайкам, вымаливающим счастье и комфорт, невыносимо страдая от неудовлетворенности днем и ночью. То, что я запомнил и выучил во время обучения, не столь значимо для меня, но опыт трудных времен, который я получил, является огромной поддержкой для меня сейчас. Я действительно чувствую, что это было обращение, которое было отчаянно необходимо. Не удивительно, что мои родители игнорировали мои просьбы помочь, попросив моих учителей относиться ко мне помягче. Я всегда чувствовал, что нет никого, к кому можно было бы взывать о помощи, даже к моим собственным родителям, которые, как я позднее осознал, придали мне огромную уверенность в развитии собственной силы. 
Я был увлечен дальнейшим изучением философских комментариев буддийской традиции. Благодаря нашей карме, у нас был великий Кхенпо, известный как Норъянг из монастыря Дзигар в восточном Тибете, обладавший бесконечным знанием всего, что только можно постичь в этой вселенной. Он на самом деле был великой энциклопедией всей вселенной. Если только вы могли правильно задать вопрос, он всегда знал правильный ответ, не только о религиозных или духовных вещах, но и о глобальных вещах, таких, как политика, экономика, наука, спорт, если его спрашивали и об этом. В отличие от многих нас, у него не было никакой гордости. Он всегда был великим примером человечности. Его уникальная скромность и подача в единстве со всем знанием были по-настоящему изумительны!
Я через моих родителей испросил его стать моим наставником, но он не желал звания "наставника" или положения подобного рода, тем не менее,  принял просьбу обучать меня тому,  что было бы необходимо  согласно моему желанию. Поэтому у меня была золотая возможность в течение восьми лет изучать с ним все внешние и внутренние, а также и тайные знания философии вселенной.  К  сожалению,  в силу моего неведения и необузданности, а также обычной лени, присущей подростковому возрасту, я не использовал в полной мере эту золотую возможность настолько, насколько мог бы. Но, конечно, мне очень повезло обладать таким проблеском кармы в его присутствии, прямо перед его уходом в возрасте 73 лет. После его паринирваны я осознал, что существует много того, что нужно изучить,  что процесс изучения в этом мире никогда не заканчивается, вплоть до обретения великого пробуждения.
В преддверии моего золотого девятилетия  я несколько раз скромно обратился к Его Святейшеству Далай Ламе, обсудил с ним вопросы моего дальнейшего образования. После длительной дискуссии о том, кто должен быть тем, кто продолжил бы великую передачу мне всей истины с абсолютной скромностью и без загрязнения эгоизмом, и в особенности без сектантских пристрастий относительно разных школ, Его Святейшество с большой добротой указал на одного великого мастера школы Нингма, известного как Онтрул Ринпоче. Он сказал, что ни в каких традициях или школах тибетской буддистской традиции нет мастеров, похожих на него, что именно он обладает полным знанием универсальной философии и не имеет сектантских представлений.
Однако было очевидно, что он не был легко доступен, так как ни школы, ни колледжи, ни отдельные люди вплоть до этого дня не смогли заполучить его как учителя. Его Святейшество сказал мне, что я должен быть самым везучим, чтобы он принял мою просьбу. Мы решили обратиться к этому мастеру, Его Святейшество сказал, что он тоже окажет поддержку, чтобы он стал моим учителем. К тому же я узнал, что этот мастер изначально происходит из той же школы и того же монастыря, что и мой отец. Испытывая огромную надежду и страх, с запиской от моего отца я отослал письмо с просьбой.
Тревожно ожидая его ответа, где-то через месяц или около того я получил чрезвычайно большое и счастливое для меня письмо с хорошими новостями: в нем говорилось, что он ожидал предсказанного пророчески ученика, определенного его собственным Гуру в 1930 году. Его Гуру сказал ему, что в конце жизни ему представится возможность принести благо воплощенному существу и что он не должен упустить эту возможность, когда она возникнет. Учитель считал, что наступило время приехать и помочь мне, чтобы исполнить предсказание его собственного Гуру. Чтение этого письма было самым большим удовольствием, какое я испытал за всю жизнь.
Естественно, с этого момента он уже был самым любимым и уважаемым Мастером,  хотя мне еще только предстояло увидеть его лично. Через год я начал получать наставления и руководство по разным предметам на протяжении более 9 лет. Он был "достоверным оком" для меня, не только в духовных и религиозных вопросах, но также и в обычной жизни. Хотя у  меня было сильнейшее желание провести с ним оставшуюся жизнь, изучая бесконечные вещи сосуда, называемого нами вселенной, и служить ему, как говорится "демон будет очень активен там, где находится бог".
Поэтому мне пришлось прервать наслаждение совместного пребывания с ним, и вместо этого блуждать по миру, исполняя свои так называемые "обязанности". Я всегда думал прекратить эти деятельность сразу же после завершения определенного аспекта служения линии и людям моей линии и затем провести оставшуюся часть его или моей жизни постоянно с ним. Однако, как мы все знаем,  шансы, когда они представляются, всегда должны быть использованы. Рекомендуется никогда не упускать их, даже ценой своей жизни. Это верно, ибо моя удача находиться с ним и обретать бесконечное благословение его присутствия и учений никогда не вернулась ко мне. Я уверен, что он не был полностью удовлетворен тем временем и усилиям, которые я смог уделить его учениям.
Поэтому я очень печален и никогда не прощу себе этого. Единственный путь справиться с этим -  это достичь великого пробуждения в этой жизни посредством размышления над его словами и примером, которые он щедро даровал мне. Я прилагаю огромные усилия, чтобы следовать тому, что он  указал мне как подлинный жизненный путь. Я никогда не забуду его бесконечную доброту и наивысшее знание, дарованное мне в те прекрасные дни, что мы провели вместе, когда каждый день и каждый час дня были наполнены плодотворными результатами. 
Этот мастер был не только великим учителем, когда он давал мне устные наставления, но и каждое движение его тела, любые разговоры,  шутки,   мирские рассказы - всё, что выходило из его уст, обладало огромным эффектом и влиянием на мой ум, способствовало самосовершенствованию, учило быть сострадательным. Просто один его вид, его совершенная доброта и безграничная любовь, подобные глубокой, бездонной вазе, оказывали подлинное воздействие на меня, доставляли огромную радость.
Когда я обучался у него, я никогда не видел его в сновидениях, я привычно считал, что это потому, что он был неотделим от моего сердца и практики. Однажды ранним утром без его физического присутствия я увидел, что он входит ко мне в сад, в котором обычно мы бывали вместе и предавались разговорам о Дхарме. Он спешил и сказал, что торопится исполнить следующее обязательство и пришел попрощаться со мной. Это  был очень волнующий и короткий сон. Но примерно через неделю я получил известия о его паринирване. Я осознал, что это был первый и последний сон, в котором он вообще появился. И это было исключительно ради того, чтобы сказать последнее  "до свидания".
Он покинул меня одного на этой страшной, одинокой планете, прежде чем я  научился правильно ходить. Я знаю, в конце концов нам всем нужно самостоятельно выбрать, как провести свою жизнь, но моя карма даровала мне слишком короткое время, чтобы провести с ним. Я искренне сожалею, что не был достаточно умен, чтобы отказаться от всего остального и использовать возможность служить ему, выпавшую мне среди тысяч жизней прошлого, настоящего и будущего. Хотя я понимаю: когда мастера остаются в течение какого-то периода времени без  большого духовного взаимодействия с учениками, они склонны не иметь желания жить дольше в этом мире и переключают свою активность на помощь существам другого мира. Я все еще надеюсь и уверен, что он понимал, что моя карма не позволяла мне исполнить обязательства, которые я имел относительно него, и это не потому, что я не был заинтересован в духовном пути.
Кроме того, стоит сказать, что, хотя у меня было значительное число мастеров из различных школ Тибетского буддизма, которые равно были добры и драгоценны для меня, покойный Онтрул Ринпоче был тем, кто сделал из меня человека. Я бы сказал, что он являлся основополагающим мастером для меня, потому что  благодаря его учениям и вдохновениям я способен ценить базовую сущность всех мастеров. С тех пор как он отворил мои духовные очи, у меня нет никаких негативных мыслей касательно этих мастеров. У меня нет никаких сомнений в моей практике с тех пор, как он вручил мне искусный светоч, чтобы работать с ним.
Только с ним, благодаря его спонтанному примеру я начал понимать, кто я есть на мирском и духовном уровнях. Я постиг, как много  значат учителя для меня благодаря его простоте в повседневной жизни. Все возможные здесь реализации в моей практике основаны на его доброте. Но сейчас, когда он больше не с нами в своем физическом проявлении, это абсолютно зависит от моего собственного усердия и внутренней дисциплины.
Пока это все, что касается моей биографии, если вы хотите знать. Я записал это так, как пришло мне на ум. Это может быть худшей версией моей биографии, которую многие из вас видели в сети прежде. Тем не менее, все это не очень  интересно и весьма относительно, по крайней мере, для меня самого. Я не хочу даже думать об этом, ибо я не заинтересован в распространении подробностей моей ежедневной духовной жизни, либо моих так называемых Дхарма активностей. Доброго дня и ночи всем вам!